Записи с темой: мои шедёвры (список заголовков)
19:11 

ДВЕНАДЦАТЫЙ УДАР

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
На мосту белеют кони,
Оснеженные зимой,
И, прижав ладонь к ладони,
Быстро едем мы домой.

Нету слов, одни улыбки,
Нет луны, горит звезда -
Измененья и ошибки
Протекают, как вода.

Вдоль Невы, вокруг канала, -
И по лестнице с ковром
Ты взбегаешь, как бывало,
Как всегда, в знакомый дом.

Два веночка из фарфора,
Два прибора на столе,
И в твоем зеленом взоре
По две розы на стебле.

Слышно, на часах в передней
Не спеша двенадцать бьет...
То моя форель последний
Разбивает звонко лед.

Живы мы? и все живые.
Мы мертвы? Завидный гроб!
Чтя обряды вековые,
Из бутылки пробка - хлоп!

Места нет печали хмурой;
Ни сомнений, ни забот!
Входит в двери белокурый,
Сумасшедший Новый год!
М.Кузмин


Дмитрий снова выглянул в окно. Метель была такая, что и извечных часовых его дома – клодтовский коней – едва можно было различить за мельтешащей снежной завесой. Он в который раз перечитал невнятную записку, кое-как, видно, наспех, нацарапанную знакомым полу-женским кокетливым почерком: «Вечером буду. Не вздумай куда-нибудь уйти». Подписи не было. Тот, кто писал, знал, что рука его будет Дмитрием узнана, и знал, что не стоит подвергать риску ни его, ни себя. Слежку за ними, кажется, все еще не сняли. Во всяком случае, на днях Дмитрий, вроде бы, приметил толкущегося напротив дома окоченевшего соглядатая, и при каждом выезде ему чудилось, что за мотором его непременно трогаются добротные сани. Может, и чудилось, кто его знает. А береженого Бог бережет.
В комнате пахло хвоей. Огромная ель возвышалась в углу, наряженная пока лишь наполовину, будто в грим-уборной замечтавшаяся между актами балеринка. Это Лайминг распорядился об ее установке. Но не проследил, как следует, видимо. И нерасторопные слуги бросили дело на полпути. В этом доме все делалось так – кое-как и наполовину. Было немного досадно, что не получается показать себя взрослым, как-то собрать в кучу расползающееся householding, расставить все по своим местам, уютнее, толковее обустроить свое существование. Ну, видно, не всем это дано, так что Бог с ним. Лайминг который год пытался соорудить во дворце на Фонтанке подобие домашнего очага, полагая, очевидно, что это удержит в четырех стенах нетерпеливого молодого хозяина дома. Хозяин же, что твой молодой борзой кобель, так и норовил, держа нос по ветру, устрекотать в неизвестном направлении.
Вот и сейчас он нетерпеливо прохаживался вдоль окон, уже раздумывая, а не дернуть ли самому на Мойку, не перехватить ли Феликса, пока тот не удрал еще куда-нибудь. Ведь как пить дать, думать забыл о своей записке, а каникулы его со дня на день истекут, и опять поглотит его растреклятая Англия. И стоило ему так подумать, как из передней донеслись звуки чьих-то голосов, шаги, шаги приближались, распахнулась дверь и на пороге возник Фика собственной персоной, запросто, по-домашнему.
Лицо Дмитрия осветила улыбка:
– Ну наконец-то! Я уж думал сам к тебе ехать! – воскликнул он, бросаясь навстречу другу.
читать дальше

@темы: писанина, мои шедЁвры, ФеликсФелиция, Романовы и Ко, Митрий Палыч

19:06 

Запонки

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Трудно, ах, как это трудно –
любить тебя и не плакать!

Мне боль причиняет воздух,
сердце
и даже шляпа.

Кому бы продать на базаре
ленточку и гребешок,
и белую нить печали,
чтобы соткать платок?
Ф.Г.Лорка



Взял да и резанул по видавшей виды деревянной столешнице кабака и тут же с вызовом поднял взгляд, осмотрелся. Все было зря. Никто этого его демарша не заметил, и граф Ганс Эрвин фон Шпрети-Вайльбах, молодой человек с длинным именем и короткой биографией, принялся меланхолично и уже без всякой помпы, выцарапывать продолжение шрама на закопченной и затертой древесине – две колокольни-близняшки, не то стоящие дружно, взявшись за руки, не то вытянувшиеся во фрунт перед пузатым колоколом в венке из хмеля.
В «Братвурст Глёкль» было, как всегда, сутолочно и невыносимо шумно, душно и как-то грязновато. Эрвину здесь не нравилось. Никогда не нравилось. К тому же, он ненавидел ждать. А в этом случае ожидание было вдвойне унизительным. С каждой минутой он все больше презирал себя за то, что пришел, за то, что кивнул, мямля вымученные слова согласия. Ни к чему это было. Ни к черту. И уж конечно, меньше всего ему хотелось бы, чтобы это… свидание проходило здесь. И в довершение его вынуждают торчать тут в одиночестве, в галдящем зале, заполненном пивными и капустными парами, в кабаке, меню которого – унылое перечисление колбасок, а вместо карты вин – подборка пивного пива. Конечно, заказал и пиво, и колбаски с плюхой картофельного салата и капусты, но притрагиваться к этому сомнительному месиву и тошнотворно лоснящимся, подгоревшим с краю, белесым сосискам, похожим на разбухшие пальцы утопленника, конечно, не стал. Теперь жирный запах снеди с оловянной тарелки вызывал легкую тошноту, будто размазывался по нёбу, приходилось время от времени прикладываться к пиву, чтобы хоть как-то смыть его.
читать дальше

@темы: штурмовичьё ничьё, рейхофилия, как и было сказано, писанина, мои шедЁвры, кино и немцы, Зольдатен унд официрен, Deutschland, Deutschland ueber alles!

19:04 

Вифлеемская звезда

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских врат,
Причастный тайнам, - плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

А.Блок


«Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы», - монотонно отстукивают колеса поезда, - «мчится поезд запоздалый», - шипит минеральная вода, раскачиваясь в стакане на неуверенном в себе столике. Эрих решительно хватает стакан и допивает до дна, раздосадованный излишними напоминаниями о том, что везде и всюду он в своей жизни опоздал и никуда не успел, ни с чем, даже с этим.
Над кромкой стакана он исподтишка поглядывает на Айзеле. Тот роется в каком-то пост-конференционном хламе. Боже правый! Да неужто он и в самом деле так серьезно на все это смотрит?! Не может же ему не приходить в голову, что вся эта современная так называемая наука, и в особенности, все эти их ученые шабаши – не более чем ярмарочный балаган и мракобесие? Эрих с громким стуком ставит стакан на место. Йозеф недовольно хмурится – его отвлекли, бросает на Шайдера (тот моментально отводит глаза) беглый взгляд и снова утыкается в свою таинственную папку.
Эрих тоскливо разглядывает пейзаж за запотевшим стеклом, продираясь взглядом сквозь штриховку дождя и снега, вступивших в противоестественный союз. Почти такой же противоестественный и губительный для обоих, что чуть было не сложился посреди этой нелепой гостиничной истории.
Эрих снова косится на Йозефа, но тот совершенно не обращает на него внимания. Черт бы его побрал, он не может тоже об этом не думать, не вспоминать! Ведь он же не спал, нет! И Эрих не спал… в конце концов проснулся окончательно, и что уж тут себе врать – понимал, что делает, и кого именно целует в шею, чей колючий затылок исследует и буравит кончиком носа, чьи напрягшиеся плечи обнимает, к чьим поджавшимся ягодицам жмется, в поисках тепла и еще кое-чего... Нет, вовсе не плотского, хотя и плотского тоже, что греха таить.
Мысли разбегаются. Тряска вагона, монотонный стук мешают сосредоточиться, теснота купе, вынужденная близость, невозможность отгородиться, отъединиться от всего мира – тоже.
читать дальше

@темы: писанина, мои шедЁвры, менгелятина, кино и немцы, Зольдатен унд официрен, Война, Deutschland, Deutschland ueber alles!

19:01 

Три истории из адвент-календаря

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Осенью я в спешном порядке готовил для Tender адвент-календарь - средство ободрения и мини-увеселения. Там, среди прочего, в трех окошечках таились три текстика, написанные специально по случаю. Они - по разным фандомам, но объединены рождественской темой, хоть она и не центральная, и даже не сюжетообразующая, а существует как бы на периферии, фоном.
Один из них по моему "Нисхождению" (если кто помнит), второй - об Эрнсте Рёме и Шпрети, третий - ДмитФешный (ну не могу успокоиться!)
Надо было давно их выложить, о все как-то руки не доходили. Сделаю это сейчас. Пусть тут будут. Может, кого порадуют. :)

@темы: писанина, мои шедЁвры

14:03 

Дневники СА за 1905

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Просматривал тут по части матчасти (простите за каламбур) дневники Сергея Александровича перед убийством. Надобно выделить для себя, чтобы не забылось:
1) Кажется, СА совершенно не переживал по поводу своей отставки, что в корне противоречит сказанному Марипалной... Или он это хорошо скрывает. Но обычно в дневниках у него все же можно по тону понять отношение к собатию. Хоть слово да ввинтит. А тут, как будто даже с облегчением воспринято. Мол, баба с возу, кобыле громадный плезир;

2) 4 января - "В 3 ч. дети позвали киевских детей". Интересно во-первых, что это за киевские дети такие и, соответственно, с кем в ту пору общались Мария и Дмитрий, а во-вторых, неужели ж и впрямь сами позвали и имели право слова в таком вопросе? Или это одно название? Если верить МП, так их тиранили и гнобили и приглашали к нем в гости только тех, с кем было совершенно неинтересно и с кем никакой радости быть не могло по определению. А тут :"катались в розвальнях, пили чай у нас, маленькая лотерея им, возились и танцевали – веселились – симпатично. Дети обедали с нами";

3) За каким-то фигом, уже переехав в Александрию, а потом и в Николаевский дворец, СА упорно продолжал мыться в бане в генерал-губернаторском доме, на который и правов не имел, и вообще... Ну, неужели, в Александрии и Николаевском бани не было? Эмн... где тогда мылись дети и Элла?))

4) СА вел бурную переписку с опальным Павлом. О как! А мне казалось, общение было прервано и возобновлялось лишь по самым крайним случаям. Тут же видно, что 3 письма за месяц. Причем он ничего не пишет о получении им писем от Павла, хотя обычно письма от других отмечает. То есть, писал по своей инициативе.

5) Джунсковский не врал, что СА не хотел переезжать из Александрии, где было опасно, в Кремль, где его могли нормально охранять, и согласился только в ответ на доводы, что из-за него придется распылять войска, которых и так не хватает для поддержания порядка в мятежной Москве. Причем тут МП не врет, действительно с переездом решилось внезапно, действительно в ночи и действительно детей буквально выдрали из постелей.
Вообще Джун открыл мне внезапное об СА, которого я считал изнеженным цветочком. Оказывается, Сижик был такой рыцарь печального образа, смелый и гордый, не позволял себя охранять. "очень не любил сам принимать какие-либо меры предосторожности, и потому в этом отношении с ним было очень трудно", не рассказывал никому о получаемых угрозах покушения, и Джун как-то случайно об этом узнал, когда СА проговорился, слушая доклад Джуна о принимаемых мерах по охране во дворце. В общем, был ужасно неудобным подохранным экспонатом и всячески лез на рожон. К примеру, когда на проводах СА в Петербург на вокзале было покушение на Трепова (СА только что вошел в вагон и началась пальба), Сижик не нашел ничего лучше, как рвануть наружу из вагона, так сказать, в гущу событий. "Великий князь, как только услыхал выстрелы, хотел выйти на площадку, но камердинер, очень предусмотрительно, запер дверь от вагона на ключ." Просто какое-то назло маме отморожу уши, честное слово. Причем СА в дневнике об этом случае пишет, что все же наружу выбрался, видимо, взбунтовался и потребовал, чтобы открыли, но, видимо, уже когда все улеглось. "Когда я выскочил на платформу – его уже держали – я к Трепову – осмотрел его со всех сторон и, убедившись, что, слава Богу, он невредим – уехал!! ужасное впечатление. Помилуй Бог!!"

6) Мучил детей чтивом вслух не хуже папы Павла, даже когда был простужен и не было голоса. Лишь однажды сдался и усадил вместо себя читать Марию.

7) Интригует фраза "Думалось о Гадоне!"

8) Интригует некое неустановленное лицо, зашифрованное как "См.". Ничью фамилию он так сильно не сокращал. Этот человек бывал у него все время вечером, уже после обеда, который ужин, после всех развлечений вроде карт, чтения вслух и гостей, по вторникам, средам и понедельникам. Всего около 5 раз за месяц. Кто это?..

9) Дядя Сижа знатно заценил Айседору Дункан. Тут надо прямо цитировать: "Концерт с классическими танцами Miss Duncan – замечательно оригинально и грациозно, но очень мало одета". Это почти так же изящно, как "Воспитанный мальчик написал на стене "Света непостоянна".

10) Определенно млеет при виде племянника в курточке для верховой езды. Каждый раз отмечает эту курточку.

11) Детям позволяли играть в карты. Но не в "тетку", в которую играли со взрослыми, а в "Короли". И сами с ними играли. По-семейному. Тут вспоминается Александрово "Сергей, перестань разыгрывать Царя". Не унялся Царь Мопс.

12) Интригует "En tête-à-tête беседовал с Дмитрием." Вот бы узнать, о чем. Почему-то напрашивается мысль, что о пестиках и тычинках. Но это все, наверное,мой испорченный мозг. С другой стороны, мальчик как раз дорос до таких бесед. С другой стороны, это по современным меркам дорос, а ведь тогда наверное считалось, что ему еще рано. Или нет. Где бы узнать про эту тему. Нигде не встречалось, как собсно происходило сексуальное образование Великих Князей, кроме очевидных балеринок, которые, конечно, были уже позже. МП, помнится, писала, что перед свадьбой ее просвещала тетя Элла, и она все эти гадости поведала Мите, который, кажется, не верил, что так бывает. Или, во всяком случае, сделал вид, что ничего еще не знал. Или правда не знал?

13) СА, видимо, ничего не знал о покушении, когда они все вместе ехали слушать Шаляпина, и когда его спасло от смерти только присутствие в карете детей. Зато пишет, что дети "в восторге от оперы", прям даже на следующий день повторяет про этот восторг. Неужели, такая мелкота была способна зеценить оперное пение? Конечно, в отсутствие разнообразия развлечений... Но все же. Мне кажется, они должны были сворачивать челюсти, зевая. ДП поклонник оперы. Надо же!

@темы: Романовы и Ко, Митрий Палыч, МариПална, Гадкая Сижа, Увлечения и увлечённости, мои шедЁвры, писанина

18:22 

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Накатал-таки вчерне про дежурства в Царском. Боже, как же стопорит и тормозит необходимости следовать матчасти! Она, вроде, должна создавать опору для писанины, задавать канву, но как же чертовски трудно балансировать между полетом фантазии и фактами. Все время отклоняешься либо в одну, либо в другую сторону - в итоге бесконечные исправления, дополнения, уточнения, углубления и расширения. А ведь надо, чтобы было еще нескучно, и, в идеале, учитывая фигуранта дела, еще бы и шутку ввернуть, или хоть тон разбавить веселым раздолбайством.
Пока оставлю как есть, Начало положено. Надо думать, видимо, за выходы и балы. Там уже кое-что имеется, но совсем сыро и мало. Ну и, забивать провал с подрывом дяди Сижи и периодом после его смерти. Тут, вроде, информации много, хоть ж*пой ешь, а браться за это страшно, потому что такой непосебешный период. А у меня все от первого лица. Это надо еще понять, как описать, надо сильно влезть в шкуру.

@темы: Митрий Палыч, Романовы и Ко, мои шедЁвры, писанина

23:07 

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Неглубоко и неосновательно, но с неким любопытством урылся в аргентинского Эриха. Читаю написанное не без удивления. Когда и кто это сделал? Должно быть, другая собака.
Тот случай, когда вроде уже по-объему написано прилично, да и по качеству, вроде, местами неплохо, но при этом ничего, кроме любовного треугольника в истории не просматривается, и вплести это в какой-либо сюжет никак не получается. Притом, главный герой, кажется, напрочь забыл, чье мясо съела кошка, хотя, судя по анамнезу, не должен бы. В общем, грустно все это. И еще грустней то, что история про Митьку даже не грозит превратиться, а уже превратилась в аналогичный мертвый труп.
Хнык-хнык и пичалька.:depress:

@темы: Deutschland, Deutschland ueber alles!, Гомосятина! Уууу! Голубятня!, Митрий Палыч, мои шедЁвры, писанина

18:23 

Текст обнародован

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Решил поднять запись. Потому что, во-первых, вдруг кому интересно будет, во-вторых, чтоб потом самому долго не искать, ибо надо.


Все, я его засветил. То, что четыре с гаком года называлось то "Орфеем", то "Эрихом", а то и просто "Доктором", - теперь лежит на моей страничке на Прозе.ру под именем Der Untergang (спасибо Даламару).

Для тех, кто не в курсе, текст по Третьему Рейху (довоенщина, фронт, концлагерь). Веселухи не обещаю, но и чернухой пугать не стану.

Ахтунг! Энца и гомосятина в количестве.

В общем, приятного аппетита тем, кто отважится, а я, ну просто очень жду ваших мнений на тему.

Да, ссыль:

www.proza.ru/2009/05/13/1076

запись создана: 13.05.2009 в 22:11

@темы: штурмовичьё ничьё, рейхофилия, как и было сказано, писанина, оширахерение, мои шедЁвры, менгелятина, кино и немцы, Зольдатен унд официрен, Война, Deutschland, Deutschland ueber alles!

01:38 

Поздравляю всех с днем рождения Tender!

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
В связи с чем - драблик про Митьку и Фику.


Дмитрий зевнул, подышал на оконное стекло и меланхолично вывел на запотевшем облачке инициалы "Ф.С.". Вздохнул, тоскливо глянул на часы и, ухмыльнувшись внезапной какой-то мысли, пририсовал рядом с одинокими буквами неприличную картинку.
Он уже добрых три часа сидел так у окна, запершись в своей тесной, неуютной комнате в Александровском дворце, из которой давно вырос и физически, и морально, и статус которой (не то гостевая, не то личная) угнетал не меньше обстановки (более, чем спартанской). Желудок начинало сводить от голода, в кишках сиротливо подвывало. Дмитрий еще днем сказался больным - для натуральности картины пришлось поступиться ужином, а чтобы уж наверняка не вызвать ни у кого сомнений - и чаем. Так ему удалось избежать нудных вечерних посиделок с дядей Ники, тетей Аликс и "детьми", посиделок, которые порой затягивались допоздна и попав на которые уже не так-то просто было улизнуть. Но Феликс изрядно запаздывал, и затея давно потеряла смысл.
Вообще-то, Фика не славился пунктуальностью и обязательностью, за исключением случаев, когда дело касалось дерзких затей, вроде сегодняшней: выкрасть из-под носа у царской четы опекаемого ими юного родственничка - что может быть соблазнительней. Вчера, когда они прорабатывали детали плана, Феликс все шутил про кражу девицы и тайное венчание.
Дмитрий уже начинал опасаться, что прослушал условный сигнал, когда за окном в полночной тиши кто-то весьма ненатурально ухнул совой. Если Феликс в самом деле считал, что это конспирация, то о конспирации у него были весьма и весьма извращенные представления. Какая удача, что сегодня все рано разошлись по своим комнатам (Дмитрий еще пару часов назад слышал, как хлопнули поочередно двери в комнатах Ольги и Татьяны, Марии и Анастасии, как заливисто хохоча влетел к себе в детскую в кои-то веки здоровый Алексей) не то этот "совиный" вопль, скорее напоминающий визг закалываемого впотьмах поросенка, непременно заставил бы все венценосное семейство прильнуть носами к окнам.
читать дальше

@темы: писанина, мои шедЁвры, кака така любофф?!, Не хам и не пижон, Митрий Палыч, Гомосятина! Уууу! Голубятня!

19:17 

Писанина

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
:write:В закрытой записи ниже - высокорейтинговый рёмфик. Писался на заказ, открыт для тех, кто изъявил желание. Если кому интересно, пишите в умыл, - без вопросов дам доступ.:write2:

@темы: мои шедЁвры, писанина

19:14 

lock Доступ к записи ограничен

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:18 

За Der Untergang

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Вечная история - прочли, и ни слова в ответ. А я, между прочим, всех предупредил, что выкладываю текст отнюдь не бескорыстно, что хочу услышать, что вы о нем думаете и как он вам глянулся. Неужели, результат четырех с половиной лет настолько бесцветен и безвкусен, что о нем и пары слов не найдется сказать?

Я опечален, дорогие товарищи. Крайне опечален.

@темы: мои шедЁвры, писанина, я, моя персона и я сам

00:15 

Пейсательское

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Все. Я добил этот текст, который терзал меня добрых... или злобных четыре, с половиной года. Завтра буду выкладывать - сегодня уже нет сил. Да и времени, наверное, займет порядком. Объем у текста не маленький, а организм у Фламмера не железный. Ради разнообразия, надо попытаться поспать хоть этой ночью.

@темы: мои шедЁвры, писанина

20:37 

Эрих Орфеевич

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Я это сделал. Я его дописал. Сам себе не верю. Впрочем, не факт, что под шквалом критики первого Читателя еще буду править и править. Так что пока не в общем доступе.
Тем не менее, у меня праздник, и я намерен его спрыснуть. Поэтому, желаю, чтобы все. :tost:

@темы: Не хам и не пижон, мои шедЁвры, писанина

18:54 

Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. (с) М. Истман
Бордель, а не жизнь! Дома ебут, на работе ебут… Да дайте же покоя! После того, как меня основательно прочистил главный редактор, а потом еще с какой-то стати главбухша покусилась на мое достоинство, я засел в кабинете и принялся невозмутимо рисовать своих персонажей с демонстративным видом «А клал я на вас всех с прибором!». Причем этого занятия я не прерывал даже тогда, когда в кабинет заходил САМ и сверкал на меня глазами - бесхребетная скотина. Ничего ты со мной не сделаешь, потому что даже когда меня ебешь, я сохраняю самое что ни на есть отстраненное выражение лица, что тебя бесит, просто из себя выводит. Машка - журналистка - сказала, что у него нордическая внешность. Очень может быть, только какая-то заквашенная, мягонькая...

Главное – невозмутимость и спокойствие. Нервов на всех не хватит. Эта вот сублимация концентрированного раздражения и презрения вылилась в недурственные наброски коменданта Ауэрбаха и штурмбаннфюрера Вольтера, жаль, но на доктора Эриха не хватило моей озлобленности – он так и остался отрывистыми штрихами на бумаге, притом без задней части черепушки, а доктор Йозя и вовсе, как в тумане.

И все-таки… Да здравствует вздрючка!:sex:

@темы: будни, мои шедЁвры, писанина

Стеклянный дом

главная